logo

Архив : «ИКОНА» ФРЕДРИК ФОРСИТ

«ИКОНА» ФРЕДРИК ФОРСИТ ( 17.06.2017)

ГЛАВА 1.

Это произошло в то лето, когда цена на маленькую буханку хлеба достигла один миллион рублей, когда

третий год подряд был неурожай зерновых, и вто­рой год подряд шло нарастание инфляции, а в это лето была уже гиперинфляция. В то лето на задворках  провинциальных городов начали умирать русские от недоедания.

В то же лето в своём лимузине скончался президент от инфаркта. Удар был настолько сильный, что его не могли спасти. И именно в то лето старый конторский уборщик украл документ.

После этого уже ничто не могло случиться. Это было лето 1999 года.

Полуденная жара, гнетущий зной. Из сигнального устройства прозвучало уже несколько гудков, когда страж ворот выскочил из подсобного помещения, чтобы открыть ворота. Он проволочил громадные деревянные двери здания Кабинета министров.

Кто-то из личной охраны президента приоткрыл окно и прикрикнул на охранника.. Как раз в этот момент длинный ый Мерседес проскользнул под аркой и выехал на Старую Площадь. Несчастный страж ворот растерялся и не успел отдать честь. За лимузином проехал второй автомобиль, «Русская Чайка», с личными охранниками не менее четырёх,. Потом оба автомобиля скрылись. На заднем сидении «Мерседеса» одиноко, глубоко задумавшись, сидел президент Черкасов. Впереди разместились шофер и персональный телохранитель, приставленный к нему из группы «Альфа».

Серые окраины Москвы уже сменились полями и деревьями открытой сельской местности, а настроение президента России всё ещё оставалось мрачным. Вот уже три года он был у власти. Он занял пост президента после смещения больного Ельцина. Эти три года были самыми ужасными в его жизни, так как он видел, как его страна катится к краху.

Прошлой зимой, в 1995 году, он был премьер-министром. Его, как технократа, назначил сам Ельцин, чтобы он привёл экономику в надлежащую форму. Тогда русский народ шёл на голосование, чтобы выбрать новый парламент, то есть, «думу».

Думские выборы были важны, но необязательны. В предшествующие годы всё больше и больше власть переходила от парламента к президенту, и в наибольшей мере этот процесс направлялся Ельциным. К зиме 1995 года он стал уже ненадёжным человеком. А четыре года назад, в августе 1991 года во время предпринятой попытки дворцового переворота, широко расставив ноги, он стоял на танке. Тогда он вызвал восхищение, как великого борца за демократию, не только в России, но и на Западе и ухватил для себя президентство.

Через три месяца после этого события, оправившись после второго сердечного удара, задыхающийся и распухший от лекарств, он следил за парламентскими выборами из клиники, находящейся Воробьёвых горах, официально Ленинских горах, и видел, как его политического протеже, а именно, Черкасова, почти что «вколотили» на третье место в состав делегатов.

Но такое положение не было столь критическим, каким оно могла бы стать в условиях Западной демократии. Это произошло из-за Ельцина, потому что в значительной степени власть находилась в руках самого Ельцина. Как Соединённые Штаты, так и Россия имеют исполнительную президентскую власть. Однако эти власти не во всём подобны друг другу.

Сплетение из воздержаний и равновесий, которое Конгресс может налагать на Белый Дом, в России не существует. Ельцин мог действовать через декрет, и он сделал это.

Но парламентские выборы, наконец, показали, в каком направлении дул ветер и указали общее направление для более важных президентских выборов. На июнь 1996 года был составлен предварительный список кандидатов в депутаты для выборов.

К огорчению коммунистов на политическом горизонте зимой 1995 года появились новые силы. После 70 лет коммунистической тирании, пяти лет горбачёвских реформ и пяти лет власти Ельцина русский народ начал оглядываться назад с ностальгией по старым дням.

Коммунисты, под руководством Геннадия Зюганова, нарисовали розовую картину тех пунктов. Которые должны быть выполнены: гарантированная работа, обеспеченная зарплата, достаточное питание, законность и порядок. Однако не упоминалось о деспотизме КГБ, о рабских трудовых лагерях Архипелага Гулага, о подавлении свобод передвижения и самовыражений.

Русские избиратели были в положении глубокого разочарования от двух «спасительных» систем: капитализма и демократии. Второе слово произносилось с презрением. Для многих русских, обозревающих всё охватывающую коррупцию и пандемическую преступность, всё это было большой ложью. Когда подсчитали голоса по парламентским бюллетеням, то оказалось, что блок коммунистов был самым большим блоком в Думе, и, именно, он имел право на назначение спикера.

С другого края находилась диаметрально противоположная оппозиция, неофашисты, руководимые Владимиром Жириновским, иронически названная Либерал — Демократической партией. На выборах 1991 года грубый демагог со склонностью к эксцентричному поведению исполнил свою роль поразительно хорошо, однако его звезда уже падала. Тем не менее, она упала не настолько, чтобы лишить его управления вторым по численности блоком депутатов.

Середина была представлена центральными политическими партиями, которые льнули к экономике и социальным реформам. Эта группа занимала третье место. Но истиной целью тех выборов была подготовка почвы для президентской гонки 1996 года. Электорат Думы составляли 43 партии. Большая часть лидеров главных партий полагала, что именно они лучше всех будут служить программе сращения.

До лета криптокоммунисты соединились со своими настоящими друзьями — Крестьянской Аграрной партией, чтобы образовать Социалистический Союз. Его искусно назвали СС, применив две начальные буквы из старого названия ССС. Лидером остался Зюганов.

В ультраправом крыле тоже было движение за объединение, но ему яростно сопротивлялся Жириновский. Он считал, что он сможет выиграть президентство без помощи других фракций из правого крыла.